"Вальс для Полароида",
К. Аджер при участии М. Бебик, группа "Запасной выход", фотоперформанс и инсталляция.


POLAROID, Антропологический гербарий.

Можно ли считать фотоотпечаток адекватным объекту? Не является ли он просто средством запомнить объект в определённом положении и, более того, оставить его в нём навсегда, пришпилить к стене и создать элемент гербария? Нужно ли согласие объекта на консервирование следа его непрерывного движения, если объект - это человек? Не теряет ли каждый фотографирующийся при этом часть своей души, плоти, или что хуже, себя прошлого? Как будет отражаться на нём потеря части его при каждом следующем шаге, с каждым щелчком (кликом)? Может ли компенсировать потерю аналогичное ответное действие? Не происходит ли с фотографом, когда он щёлкает курком фотоаппарата то же, что и со снайпером, также пользующимся оптическим прицелом и охотящимся на людей, с сомнамбулическим снайпером, висящим неподвижно на дереве, терпеливым снайпером из кромешной тьмы, зорким и безразличным Фотографом, принимающим транквилизаторы, чтобы не дрожали плечо, рука и палец? Из кромешного сна, длящегося всего один миг, но вмещающего целую историю.

Я погружён в себя и сижу за рулём катафалка, длинного, блестящего и чёрного с тёмными окнами и серебряными молдингами по бокам, выступающими в задней части и закрученными в спирали, спирали, которые, по-видимому, должны символизировать (отражать) замедление и остановку стремительной жизни усопшего и там, в своём сне, проживающего ещё раз свою стремительную жизнь. Итак, я погружённый в сон, веду машину и мне снятся запутанные в спирали ночные улицы, в которых мы с Еленой безуспешно пытаемся поймать такси, а затем в полночь идём пешком к Селене. Это отдельный собственный дом с садом. Тёплый дождь, весна, цветут деревья. Нас встречает друг Селены. Мы пьём наливку на террасе и уходим. Два часа ночи. Нас уже пять и мы не можем поместиться в одно такси. Я иду один по проспекту назад, сворачиваю и попадаю на кривые боковые улицы в спиральный лабиринт, откуда я не могу выйти, но могу вернуться в первый сон. Я сижу за рулём чёрного катафалка, внутри которого (если бы я оглянулся в окно перегородки) предположительно нахожусь я неподвижный и переживаю запутанное событие, которое случилось двадцать лет назад, но истончилось за давностью, укрылось последующими наслоениями и превратилось в старый сон. Так объёмный шар на большом расстоянии кажется плоским кругом, памятным знаком.

На самом деле, фактом может считаться только то, что происходит здесь и сейчас. В каждое следующее мгновение он ускользает в прошлое и исчезает. Даже минимальная выдержка 1/2000 не позволяет ему застыть в кадре плёнки. Хождение по кругу на фоне белых стен - это лишь нескончаемый ряд попыток остановить время. Ряд попыток, обратных тем, которые совершают механические часы, так же безуспешно пытающиеся с точки зрения времени двигаться поступательно, но при этом каждая шестерёнка которых совершает лишь круговые, циклические движения. Фотографирование изначально противоречиво. С одной стороны, снимок сохраняет прототип, даёт ему "вечную жизнь", с другой он убивает прототип, изымая некие временные отрезки из его жизни. Два выражения: to shot и steel picture. Первое - снимать (стрелять) и второе -неподвижная (мёртвая) картинка (фотография). Упомянутые значения неизбежно приводят к мысли, что любой артефакт визуального искусства с изображением человека - это результат некрофилии и крылатая фраза "остановись мгновенье - ты прекрасно" теряет крылья и могла возникнуть только до изобретения фотографии. Человек, который изготавливает артефакты, является мазохистом, лгуном и максималистом, так как втайне больше мечтает оставить после себя самого себя, и использует артефакт лишь для напоминания о себе. Когда я что-то желаю, я хочу поместить себя в пространство желания. Перверсия этого состояния заключается в том, что неосознанно, в любом моём желании спрятано последнее самое важное желание увидеть себя ещё раз, заполнить собой пространство желания. Кого я в тайне надеюсь увидеть на очередной фотографии? Предмет своего желания - только себя. Вполне возможно, что двух, трёх, многих себя. Я - объект в небе, вечно наблюдающий себя в океане, облачный Нарцисс, подозревающий в глубине за своим отражением многократного себя. С этой точки зрения, произведение искусства, где артефакт не является основной частью, не является тем ради чего оно создаётся, может быть попыткой исключения перверсивности.

Два человека медленно движутся по кругу, в квадратной комнате. Останавливаясь, они фотографируют себя полароидом, передавая его друг другу и вешают отпечатки, соответственно в те места стены, на фоне которых, была произведена очередная съёмка. Перформанс - рапорт. Движения одного повторяют движения другого. Она стоит на фоне белой стены. Он фотографирует Её, вынимает фотопластинку из Полароида и отдаёт его Ей. Она переходит на новое место и становится лицом к стене, где до этого стоял Он, но дальше по кругу: он вешает снимок на стену-фон в том месте, где только что стояла Она и становится на фоне стены, но дальше и напротив Её новой позиции. Он и Она меняются ролями. Она фотографирует Его, вынимает пластинку, отдаёт фотоаппарат, вешает снимок на стену, он в это время переходит на новую линию фотовстречи и готовится снимать, Она переходит дальше вдоль стены и смотрит на Него, Он щёлкает, вынимает, делает шаг вперёд, отдаёт фотоаппарат, вешает снимок на стену-фон, переходит дальше вдоль стены, поворачивается лицом к Ней, которая за это время, взяв фотоаппарат, передвинулась дальше по диагонали и заняла воображаемое место, где мог бы стоять Он, если бы просто передвинулся дальше, а не пошёл прямо на неё вешать картинку. Дуэль возобновляется, вернее она не прерывалась. Она щёлкает затвором, вынимает белую пластинку, которая тут же начинает темнеть, вешает на стену, где только что стоял Он, который взял из Её рук фотоаппарат и перешёл по диагонали вперёд, повернулся к стене, на фоне которой появилась Она, только что повесившая готовый снимок на стену-фон немного сзади, где только что стоял Он и смотрел на Неё. Диалог продолжается. Они меняются ролями. Он видит Её в вьюфайндере, нажимает на "спуск", пластинка выползает наружу. Он берёт её в одну руку, а другой передаёт фотоаппарат. Она берёт его, переходит наискось дальше и поворачивается к стене. Теперь Она смотрит в вьюфайндер аппарата на белое поле, в котором появляется Он, после того, как повесил проявляющийся снимок с Её изображением на предыдущий белый участок стены, где только что была Она. Он замер. Щелчок. Аппарат у него в руках. Он занимает следующую позицию по диагонали. Она прикрепляет снимок на белое поле, сдвигается вдоль стены и замирает напротив Него. Он неподвижен, указательный палец готов нажать на кнопку спускового механизма. Он принимает решение нажать. Механизм запущен. Фотопластинка засвечивается и тут же, начиная постепенно темнеть, выдвигается на свет. На ней, плавно появляется фигура на светлом фоне. Он заменяет ею Её, которая, взяв аппарат, перешла наискось и вперёд, чтобы повторить Его действие, как Он повторил Её и своё, совершённое немного ранее. Действие повторяется. На выдвинувшейся пластинке, постепенно темнеющей, появляется Она, которая заменяет Себя на том участке стены, где минуту назад неподвижно стояла Её фигура. Фигура, взяв аппарат, перешла по диагонали дальше на место, против которого уже стоит Его фигура на белом фоне. Её фигура решает нажать на "спуск". Пластинка засвечивается. Тут же срабатывает механизм, выдвигающий пластинку и на ней появляется Он, который заменяет Себя на том участке стены, где минуту назад неподвижно стояла Его фигура. Фигура, взяв аппарат, перешла дальше, сделала shot, отдала аппарат, прикрепила steel picture, начала позировать второй фигуре, которая сделала shot… Действие продолжается автоматически.

Валерий Айзенберг.


Пресса:

"Вальс для Polaroid'а"
(Выставка Константина Аджера в галерее "Escape")

Константин Аджер - представитель московской части царскосельской группы "Запасной выход". Знаменита эта группа прежде всего тем, что в нее входят ученики легендарного Юрия Соболева, а также - своими весьма профессиональными перформансами и видеоинсталляциями. Своеобразный "радикализм"этих молодых художников (по сравнению с московскими радикалами-акционистами) - в принципиальном отказе от критики, в возвращении к универсальным темам и ценностям. При этом они активно используют опыт и язык актуального искусства, задействуя потенциал новых технологий. Название "вальс" в названии выставки - не случайно: Аджер известен также как музыкант, основатель и лидер группы Е-69. В своих художнических перформансах он часто использует музыкальную импровизацию как одно из средств. На этот раз в перформансе Константина живой музыки не ожидается, хотя важным компонентом происходящего действия будет ритм щелканья затвора "Полариода". Фотоаппарат выступит средством коммуникации, осуществляющейся во времени и пространстве между Ним и Ею ( в перформансе также примет участие Марина Бебик). Что, казалось бы, может быть проще - Он и Она обходят круг по периметру стен галереи, попеременно фотографируя друг друга. После окончания перформанса в качестве его артефакта на стенах остаются чередующиеся изображения участников действия, а также его видеодокументация. Используемые Аджером средства - минимальны, но эффект при этом всегда - максимален: после первой же персональной выставки молодой художник был заслуженно назван известным искусствоведом М. Бессоновой "мастером". Это было в 96 году. Интересно - как оценят новую работу Константина сегодняшние зрители и критика?

28.11.2000. Елизавета Морозова


Константин Аджер. Портфолио:

1970 - родился в Москве
1985-89 - обучение в ГМУ им. Гнесиных
1989-92 - обучение в ЗНУИ (факультет станковой живописи и графики)
1989-93 - обучение в МГИК по классу дирижирования и духовых инструментов
с 1996 - стажер Мастерской Паратеатральных форм при Международной Мастерской Театра Синтеза и Анимации "Интерстудио", член группы "Запасной выход"

Основные выставки:

1995
"Двойная ирреальность" (совместно с А. Фисуном), галерея "ДЖ - 30", Москва

1996
IV Международная Биеннале " SPATIA NOVA", Музей истории С-Петербурга, С-Петербург

Выставка-воркшоп "Клаустрофобия-Агарофобия", галерея "Spider @ Mouse", Москва

1997
Фестиваль Кукарт - III,Запасной Дворец, Царское Село

"Отношение к предметной среде в конце XX века", Центр русской культуры, Москва

"Арт-Москва" (видеодокументация), Манеж, Москва

"Что такое современное искусство?", Центр русской культуры, Москва

"Транквилизация памяти" (совместно с Б. Мамоновым и О. Киреевым),TV-галерея, Москва

"Художник-фотограф", Будапешт

1998
Международные мастерские "Россия + Швейцария", Запасной Дворец, Царское Село

1999
"Запасные пути" совместно с курсом "Новые художественные стратегии", Запасной Дворец, Царское Село

"Живые и мертвые", галерея "Escape", Москва

2000
"Media Art Fest-2000", Манеж, С-Петербург

III Международный Фестиваль Экспериментального Искусства и перформанса, Манеж, С-Петербург

2001
"Вальс для Полароида", галерея Escape, Москва

"Свойства холодного" (русско-швейцарская выставка совместно с группой "Gates" и галереей Walcheturm (Цюрих)), галерея 21, С-Петербург;

2001
"Последнее искушение", Международный фестиваль "Кукарт-5", Запасной дворец, Царское Село

"Последнее искушение", галерея Escape, Москва

История | Проекты | Галерея | Участники | Пресса | Контакты
www.000webhost.com