"Любительская фотография", групповая выставка.

Участники выставки:

Наталия Абалакова и Анатолий Жигалов, Валерий Айзенберг, Константин
Батынков, Марина Белова, Таисия Бондарева, Екатерина Бурова, Ирина Вапьдрон, Дмитрий Гутов, Игнат Данильцее, Дмитрий Демский, Ирина Дубровская, Наринэ Золян, Артур Зулумян, Нина Котел, Юрий Лейдерман, Антон Литвин, Георгий Литичевский, Богдан Мамонов, Лиза Морозова, Екатерина Нестерова, Валерий Орлов и Александра Митлянская, Юлия Островская, Александр Панов, Карл Петюн, Николай Полисский, Александр Политов, Андре Рудет, Владимир Сальников, Аркадий Семёнов, Даниил Филиппов, Василий Флоренский, Анни Хальгман, Надин Хеллер, Вадим Кругликов, Олег Балуев, Георгий Кизевальтер, Сергей Базилев, Юрий Мацкин, Светлана Баскова.


ПО НАПРАВЛЕНИЮ К ЧЕЛОВЕКУ


"Да это, просто, любительское фото!"
Уничижительная фраза
фотографа профессионала.


Фотоснимок, пусть даже созданный туристом, лириком, маньяком, незаинтересованным и учёным, может стать произведением искусства, если наблюдательность, лиризм, маниакальность, расслабленность и страсть к исследованию будут доведены в нём до предела, до крайности.

Можно предположить, что Любительская фотография (ЛФ) не искусство, т.к. не настаивает на художественных приёмах, не подвержена стилям и направлениям. Говорят, сегодня всё можно ввести в тело искусства, всё может быть искусством. Но можно ли подобие жизни, которое мы видим в ЛФ, представить, как искусство?

В процентном отношении, по уменьшающей, основные жанры ЛФ - это пейзаж, портрет и групповое фото, затем животные и, наконец, натюрморт.

Категории фотографирующих - фотографы, художники, художники-фотографы, любители, случайные пользователи фотокамер, дети.

ЛФ может быть семейной, туристической, специальной и перерастать в hobby. Hobby - побочное занятие для души, результат которого может нравиться или нет. К специальным относятся фотографии путешественников - охотников к "чудесам света". Путешественники - нечто среднее между любителями и профессионалами. Также, фотографии, изготавливаемые в публичных фотомастерских, можно отнести к разряду любительских, если они не откровенно безвкусны.

Удачная/неудачная, нравится/не нравится - такие непрофессиональные термины применяются при оценке любительского снимка. С точки зрения художественного критика, большинство образцов крайне неинтересны. Все они похожи друг на друга. В принципе, "классическая" ЛФ анонимна, как фолькарт - нет почерка автора, стратегии, оригинальных или повторяющихся авторских приёмов. Но, с другой стороны, за счёт этого некоторые, иератически направленные на зрителя поясные фотопортреты ЛФ, с течением времени приобретают иконные черты.

Существует криминальная и шпионская фотография, научная (микробиология, астрономия, археология), рентгеновские снимки, steel pictures из кино и видеопродукции.

Нельзя назвать любительским просто плохое фото. Известна практика выбора художником-фотографом из 100 кадров 2-х хороших. Но не нужно думать, что отринутые фотографом кадры станут ЛФ - они будут хуже, чем ЛФ.

Не стоит путать похожие понятия - любовь и любительство. Не обязательно получится любительское фото только за счёт любовного отношения автора к предмету съёмки. Тем более что часто любование порочно. ЛФ почти всегда позитивна. Небольшая доля негативности скрывается в желании автора или изображённого похвастаться, что не опасно, а, лишь, наивно.

ЛФ предназначена для каждодневного фиксирования на память (записная книжка, дневник), для подарков, чтобы поймать красоту или уродство или невиданное ранее. Часто в процессе фиксации на плёнке автор уже думает, как, кому и по какому случаю будет её дарить. ЛФ имеет свои законы подачи. Её вешают в рамочках на стену, ставят за стекло книжной полки или серванта, вставляют в раму зеркала, облокачивают на любой вертикальный предмет, "прячут" в альбомы, набирают блоками в застеклённую рамку и обрамляют расшитым полотенцем, как икону. ЛФ может использоваться как керамический отпечаток на памятнике, как амулет на шее, как средство симпатической магии, лежать в кармане, в бумажнике, портфеле, даже, служить закладкой.

Судьба ЛФ незавидна. Сотни тысяч образцов уничтожаются, как самими авторами, так и случайно. Чаще всего это происходит в случае смерти автора (владельца), при переездах, особенно эммиграционных процессах, когда приходится бросать многое, даже память.

При пересечении границы России художественное фото не требует документального оформления. Тем более, ЛФ, которое не имеет узаконенной художественной ценности. Парадоксально, но это позволяет ощутить полную свободу при её создании. Впрочем, слово создавать не применимо к ней.

ЛФ имеет свои законы рассматривания. Главный ценитель ЛФ - это изображённый на фотографии, если это пейзаж, то ценители те, кто вместе с фотографируемым видели живой пейзаж. Значит, её особенностью является узнаваемость, соответствие копии прототипу, точнее, сравнительная оценка в процессе рассматривания. ЛФ обязательно бесконфликтна, наивна, интимна и несёт в себе лирическую окраску. Часто женщина, которая чувствует близость к мужчине, в первые дни знакомства показывает ему свой семейный альбом, акцентируя внимание на своих детских фотографиях. Однажды, со мной был случай, когда я смотрел на фото голенькой двухгодичной девочки, а она, уже 30-тилетняя стояла рядом и внушала мне, что у неё даже в более чем нежном возрасте были женские формы, что у неё никогда не было мальчишеских форм. В этом звучало нечто мистическое и языческое.

Невозможно спокойно разорвать, уничтожить любительский снимок, как это происходит при отборе художественных (вариантов) в первую очередь потому, что он не несёт в себе образа объекта. Изображение человека на ЛФ практически полностью идентифицируется с изображённым человеком. Показывая фотографию, не говорят: это копия Коли…, но просто: Коля. Подсознательно возникает мистический страх не уважить, навредить…

ЛФ не подвержена синдрому серийности, не может быть репортажем и не предназначена для продажи.

Любитель-фотограф не планирует, не ставит задачи, не спрашивает: зачем? Он не применяет отбор, его действие похоже на охоту. Это не обязательное действие - данной фотокартинки может и не быть. Она не иллюстрирует размышлений автора и самодостаточна до последней степени. Ещё десять, сто фотографий качественно ничего не добавят. ЛФ не развивается, но изменяется, как всё в жизни с течением времени. Когда смотришь на семейное фото 30-х годов (тогда практически не было фотоаппаратов в индивидуальном пользовании), то замечаешь что снимок сделан платным фотографом и в подавляющем большинстве случаев не воспринимаешь как искусство, но подпадаешь под его очарование.

Прошли времена ЛФ - как ручной работы (рукоделия). Этапы наведения резкости, установки экспозиции, проявки, печати, сушки, резки выполняются в машинах. Кроме того, эти операции вместе с машинами делают чужие "холодные" руки. Появились разовые фотоаппараты, полностью пластмассовые, готовые "стрелять". Получаем суррогат коллективного творчества.

Если создают оружие, значит, оно кому-то нужно и должно стрелять с любого положения. Возникла новая психология маньяка любителя. Неистребимый ужас возникает, когда с долей пиетета подходишь к Луврской "Джоконде" и видишь лихорадочную толпу щёлкающих туристов-японцев. Треск, жужжание плёнки и отблески пуленепробиваемого стекла от вспышек автоматических камер. Конечно, такое описание фотострельбы можно воспринимать, как иллюстрацию неистребимой живучести данного произведения. Ещё более живучим объектом предстаёт Тайм сквер в Нью-Йорке, где толпы возбуждённых людей-мазохистов со всех концов света, вооружённые разнокалиберными фото и видеокамерами с удовольствием отстреливаются, попав в окружение, сверкающего, жужжащего, хлопающего и непрерывно меняющего расположение своих огневых точек, монстра, орущего: shot me!

Когда я просматривал свой архив и отбирал фотографию для выставки, то заметил, что мне были интересны только те снимки, которые "тянут" на художественность, в которых есть композиция, странный сюжет, острый кадр, чёткие планы, акценты, ритм, фактура, игра светотени, отстранённость, короче говоря, форма. Стало понятно, что Художник не может сделать "обычный" снимок, не может стать "обычным" человеком. Он автоматически ищет (выбирает) необычное или формирует его, что одно и то же.

В названии выставки скрыт подвох. Художник не способен сделать просто любительское фото - он автоматически ставит задачи. Настоящий художник обречён делать "не так". Имея ввиду, что в выставке участвуют только художники, её можно назвать провокативной, так как, глядя на скучную и композиционно неудачную фотографию, можно будет отобрать у её автора "звание Художника". У выставки не стоит задача выявить лучшие работы, скорее наоборот. Критериями соответствия темы представленной работе являются: непреднамеренность снимка, профессиональная незаинтересованность, отсутствие погони за качеством и стремления сделать лучше, чем другие. Поэтому, в выставке не могут участвовать люди с гипертрофированным честолюбием.

Для современного художника - это уникальная возможность просто жить, а не работать, уникальное и безумное сегодня действие, подобное выходу пейзажиста на пленэр. С точки зрения художника, любительскую фотографию можно назвать этюдом, выполненным мгновенно и не задумываясь.

Февраль, 2001. Валерий Айзенберг.



Это фотографирует кто надо фотографирует

"Это у кого нога?"
"Это нога у кого надо нога!"
Из фильма "Берегись автомобиля"

Любительские фотографии художников. Само это словосочетание вызывает недоумение: если фотографии художников, то почему они любительские? Ведь речь идет так или иначе о профессионалах, обладающих "разумным глазом", умеющих построить композицию и выбрать ракурс. Да и вообще, как отличить в данном случае любительские фотографии от профессиональных, поскольку иной раз художники используют снятое "мыльницами" и полароидами в своих же профессиональных работах - инсталляциях, коллажах, фотомонтажах и других проектах?

Художники снимают свои путешествия, семейные праздники, вечеринки и вернисажи, родственников и друзей, толпу и мелькнувших VIPов, туристические достопримечательности и курьезные сценки родной страны, превращая документы частной жизни (и видения) в артефакты, которые могут быть выставлены в галерее и затем зафиксированы в каталогах и буклетах.

Хорошо быть художником! Сам статус artist - аура для его снимков. Когда художник рисует, его еще можно "схватить за руку" - оценить его профессионализм, когда "щелкает" - нет. Даже если фото нечеткие, плохо отпечатаны, а порой банальные и скучные, критик должен прикусить язычок, иначе его ждет отповедь: "Ты просто не понял..."

Фотографирующего искусствоведа всегда могут поставить на место, снимающего художника - никогда.

Хочу стать художником!

Михаил Боде.


Пресса:

Художник - отдыхает?
(Выставка любительской фотографии в галерее "Escape")


"Каждый человек - художник" - эта фраза с подачи Йозефа Бойса стала ключевой для всего искусства 20 века. Сегодня можно добавить еще и: "каждый человек - фотограф". Действительно, любой владелец фотоаппарата, нажимая на "спуск", ощущает себя творцом пусть маленькой, но вселенной. Вот только статус не всегда позволяет ему выставить свои "произведения" в профессиональной галерее. (Хотя на фотосайте сегодня любой желающий может прислать свое фото и быть оцененным).

Если бойсовскую фразу перевернуть, то получится не менее справедливое утверждение: "каждый художник - человек". Но может ли сегодняшний художник позволить себе отдохнуть и побыть "просто человеком" - семьянином, туристом? "Забыть", что надо выбрать нужный ракурс съемки? Или его "разумный глаз" все равно, как "на автопилоте", выстроит кадр по законам картины? И что такое все-таки искусство - профессиональные умения или мировосприятие?

Если в изобразительном искусстве жанр примитива давно узаконен, и в нем народные таланты из глубинки оказываются нередко уравнены в правах с "профессионалами" этого жанра, то как быть с фотографией как видом искусства?

Московский "митек" Константин Батынков считает: примитив в фотографии возможен. Это - жанр любительского фото. Таким образом, фотопримитивизм выступает, с подачи кураторов, как еще один жанр современного искусства. И если профессиональному фотографу непозволительно снимать "мыльницей", то у художника степень свободы не ограничена: сегодня он волен объявить "художественным жестом" - инсталляцией или перформансом - любой свой поступок, в том числе, и бытовую съемку. Поэтому не надейтесь увидеть на выставке "Любительская фотография" просто автобиографическую экспозицию, где художники показаны "как есть", без маски. И не обольщайтесь простым и "классическим" названием, ведь среди участников - около 40 известных современных художников: Ю. Лейдерман, В. Сальников и Н. Котел, В. Айзенберг, Б. Мамонов, Г. Литичевский, И. Вальдрон, группа ТОТарт, а также художники из США и Израиля. А значит - ждите художественного подвоха!

9.02.01. Елизавета Морозова


История | Проекты | Галерея | Участники | Пресса | Контакты
www.000webhost.com