Актуальный Консенсус
Искусство, май-июнь, 2003. С. 38-41.


"Мастерские Арт-Москвы", вначале поддерживавшие тонус художественной жизни, со временем стали порядком надоедать: участники халтурили, полагаясь лишь на свое реноме. После прошлогодней, местами откровенно слабой, выставки даже раздавались голоса о нецелесообразности дальнейшего существования проекта. Однако в этом сезоне ситуация неожиданно и весьма заметно изменилась в лучшую сторону. В чем причина? Об этом мы попросили рассказать известного арт-критика, куратора Екатерину Деготь, которая в 2003 году стала председателем жюри новой премии "За достижения в области современного искусства", учрежденной Фондом "Арт-Москва".


В чем отличие нынешних "Мастерских Арт-Москвы" от предыдущих?

Разная система подготовки выставки. Раньше жюри отбирало художников, теперь - проекты. При первом варианте были случаи, когда авторы что-то не успевали доделать и показывали сырые проекты: в результате у многих сложилось впечатление, что идея "мастерских" себя изжила. Нам хотелось доказать, что это не так. И новый подход оправдал себя. Большинство проектов - завершенные, ясные, презентабельные. При этом, по крайней мере, треть художников - молодые, многие, неизвестные даже знатокам, - из провинции. Именно как выставка проектов "Мастерские", мне кажется, удались.


Как проходила работа жюри?

В два этапа. На первом мы отбирали проекты, думая не о премии, а о том, чтобы получилась интересная выставка, привлекательная именно для зрителя, а не для арт-тусовки. В "Мастерских" приняли участие только художники, приславшие заявки: специальных предложений мы никому не делали - в роли куратора жюри не выступало. В результате из 93 заявок было отобрано 32. В этом году многие известные авторы не участвовали в "Мастерских" из-за подготовки к Венецианской биеннале, а может, просто не захотели, поэтому "имен" было меньше, чем могло бы быть.

Второй этап работы жюри - определение призера. Инициатор премии - компания "Экспо-Парк" - настаивал на том, чтобы присуждать ее за проект, а не за заслуги. Единственная проблема состояла в том, что несколько человек показали не те проекты, которые указали в заявке. Самый скандальный случай произошел с художником из Ижевска, который прислал эротические фотографии на религиозную тему. Генеральный директор компании "Экспо-Парк" Василий Бычков показывать их широкой публике запретил, при том, что жюри могло ознакомиться с работами и, при желании, присудить премию автору. Если бы мы отбирали именно этот проект, мы, я думаю, настаивали бы на открытом показе, но па нервом этапе мы отобрали совершенно другой.


Почему был сформирован такой состав жюри?

Изначально премия была задумана "Экспо-Парком" как выбор в большей мере критиков, чем кураторов, хотя разделить эти профессии, как мы знаем, не всегда легко. Состав жюри был предложен в значительной степени Василием Бычковым, в нем были очень уважаемые критики, но, разумеется, не все. И хотя многие его члены работают в крупнейших изданиях, а в пресс-релизе подчеркивалось, что было создано жюри журналистов, это не совсем так. Премию присуждало, скорее, жюри художественных критиков; их работа в газете не была определяющим фактором.


Как выбрали призера?

С самого начала, еще на этане отбора проектов, я предложила такой принцип работы жюри: не просто голосовать, а добиться консенсуса. При обычном подсчете голосов мы в итоге получили бы кандидатуру, которая не понравилась бы никому.

Хотя на первом этапе проекты отбирались все-таки голосованием, мы старались избежать механистичности. Если один из членов жюри настаивал па участии в "Мастерских" конкретного художника, мы соглашались. Так в итоге был составлен список, который всех устроил.

Существовало несколько вариантов выдачи премии. Можно было разделить ее на несколько частей и присудить, например, трем молодым художникам. Или наградить одного известного мастера "по совокупности заслуг". Наконец, просто выбрать лучший из представленных проектов, что было бы наиболее предпочтительным решением.

Когда мы все посмотрели выставку и встретились на нейтральной территории, я предложила своим коллегам сначала просто рассказать о понравившихся проектах. Оказалось, что у каждого - свой фаворит, и имена не слишком совпадают. Именно поэтому нам потом и захотелось отметить еще целый ряд художников хотя бы словесно во время презентации. Но когда я назвала "Escape", оказалось, что их работа понравилась всем. Это была точка, в которой мы пришли к консенсусу. При этом она стала и замечательным уроком лично для меня. На уровне заявки мне этот проект не показался интересным, однако в законченном виде он произвел на меня очень сильное впечатление.


Почему все-таки была выбрана работа "Escape"?

Во-первых, это законченный проект. Во-вторых, его содержание гораздо глубже, чем казалось по описанию. Короткий, элегантный этюд, грустный и остроумный; история про жизнь и про тщетность человеческих усилий.

Важно, что работа "Escape" - интернационального характера. Это именно то, что нам хотелось поощрить, - масштабный, глубокий проект. Я лично крайне утомлена поисками национальной идентичности; искусством, которое хочет выразить свою русскость. Время подобных изысканий прошло; сегодня нужны работы, вписывающиеся в международную проблематику.


Какие еще проекты вам понравились?

Группы "Зер Гут", Олега Кулика, фильм "Засада Цеткин". Вообще было много хорошего видео. На уровне сделанности экспозиции замечательно выступил Дмитрий Виленский. Хорошая работа Леонида Тишкова - и не случайно она понравилась не только мне, но и моим немецким коллегам, поэтому мы берем ее на выставку "Москва-Берлин".

Нам хотелось показать больше работ из провинции, но региональные проекты часто оказывались слишком слабыми. Хотя, конечно, не все. Произведения художников из Екатеринбурга уже сегодня можно показывать па международных конкурсах. Кстати, Екатеринбург - интернациональный город, мало погруженный в проблематику того, что есть русское.

Я лично очень рада, что мы смогли показать целый ряд молодых художников, которыми заинтересовались кураторы. Это была, собственно, лично моя главная цель. Кто получит пять тысяч евро, меня не так интересовало.


В таком случае, зачем вообще давать премию?

Дело не в материальной поддержке художника - сегодня существует масса возможностей найти деньги. Суть в другом. В нашей стране художник, занимающийся современным искусством, абсолютно лишен общественного признания. Премия стимулирует художественную жизнь, окрыляет художника. Ведь ее обладатель имеет право показать на следующей "Арт-Москве" персональную выставку. Я считаю, что это очень сильный стимул.

Беседовал Леонид Лернер


История | Проекты | Галерея | Участники | Пресса | Контакты

 

 

 

www.000webhost.com