Международная Ярмарка "Арт-Москва", ЦДХ, Москва;
"Агорафобия", перформанс, инсталляция





Дом - граница между внутренним и внешним мирами.

Стенами этого Дома выступают для меня люди и искусство.

Возводя вокруг себя кирпичные стены, я защищаюсь от мира, но неизбежно оказываюсь в изоляции.

Необходим прорыв.

 

 

 

 


Оборудование:
кирпичи, цемент, вода, молоток, маркер, стул, ведра

Действие:
Я пишу на каждом из кирпичей инициалы одного из знакомых людей.
Каменщики строят из кирпичей дом, я оказываюсь замурована внутри него.
С помощью молотка я ломаю стену и выхожу.




Пресса:



"Без стены. Побег", газета "На дне" № 12 (137),
13-19 мая 2002, С-Петербург


На "Арт-Москве", в рамках русско-шведской выставки на тему "Ноme, sweet home" ("Дом, милый дом") Лиза Морозова показала перформанс-инсталляцию "Агорафобия", который продолжался четыре часа. Материалом для него послужили кирпичи, цемент, молоток, маркер и, конечно, сама художница.

На каждом из кирпичей Л.Морозова написала инициалы одного из кураторов, художников или критиков. Затем строители начали возводить из этих кирпичей "дом". В результате художница оказалась замурованной внутри него. Выбраться оттуда она могла, только разрушив стену, что и проделала.

Дом здесь выступал метафорой границы между внутренним и внешним мирами, а его стенами оказывались люди и искусство. Дом был построен для того, чтобы защититься от внешнего мира, но как только были возведены все четыре стены, неизбежной оказывалась изоляция.

Оценивая перформанс Лизы Морозовой как метафорическое действование, можно прояснить в нем (что, конечно, не входило в замысел художницы, тем не менее) довольно сильные коннотации - от паркеровской "Стены" до знаменитого перформанса Ива

Кпяйна "Художник из пространства кидается в пустоту". Сама Лиза Морозова объясняет свои действия так: "Получалось, что я ломаю арт-систему", - имея в виду жест физического разрушения спаянных между собой знаков составляющих сообщества и их ("цементирующих") связей.

Но в выбранной нами системе координат это не разрушение, а развоплощение художественного сообщества - разгерметизация замкнутого пространства, которая ведет попросту к его полному исчезновению.

Все это могло бы показаться тоскливым, но, действуя в пространстве искусства, "Еsсаре" всегда четко проводят грань между игрой и жизнью, между игрой и действительностью;) провозглашая себя арт-объектам, художники таковыми являются потому, что не перестают оставаться людьми, со своими проблемами, характерами, индивидуальностями, которые тусовка ангажировать не в состоянии. Разрушив во время перформанса "арт-стену", художник оказывается лицом к лицу с теми, инициалы кого были выведены на кирпичах. Перформанс оказываете" сеансом (шоковой) терапии для самого арт-сообщества.

Впечатление "подлинного" не оставляет зрителя и после того, как действие совершено. Критик, пришедший на Ярмарку уже по завершении перформанса, пишет: "Все выглядело бы весьма уныло, если бы не несколько некоммерческих проектов, представленных в экспозиции. На втором этаже впечатляла незавершенная кирпичная кладка с валяющимися рядом ведрами, лопатами и корытом. Определить, кому принадлежала эта работа, и вообще, арт-работа ли это, а не просто забытый рабочими инвентарь, не было никакой возможности. Это и заинтриговывало".

Андрей Кудряшов











"Тихая заводь"

"Самой громкой артакцией ярмарки стал перформанс Лизы Морозовой. В день вернисажа каменщики (профессионалы!) замуровали бедную девушку кирпичами. Конечно, для красоты картины стоило бы так и оставить - до конца ярмарки. Статьи бы пошли: "на Арт Москве" убивают художников", крики, реклама… Но Лизу размуровали в тот же день- без помпы, без крови, без жертв. Радикальное искусство 90-х перешло в аккуратный акционизм нового века. Никаких скандалов. Просто перформанс."

Михаил Сидлин, "Независимая газета", 30.04.02.











История | Проекты | Галерея | Участники | Пресса | Контакты

 

 

www.000webhost.com