Валерий Айзенберг
ВЫСТАВКА ДОКУМЕНТОВ ПО ПЕРФОРМАНСУ
"ВИЗУАЛЬНАЯ МАНИПУЛЯЦИЯ 21"


Перформанс был проведен в ЦВЗ "Манеж", декабрь 1997 года

Предисловие.

Первый вариант текста был написан в Нью-Йорке, в тот период, когда у автора ещё сохранялись остатки романтического отношения к искусству, возможно, впрочем, неискоренимые. Второй вариант, предлагаемый здесь и сохранивший старое название, - это пародия на первый.


ПОПЫТКА. КАК ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ ФАЛЬСТАРТА.

Когда хирург берёт в руки нож, то у него остаётся нежелание пускать его в ход. Мало вероятно возникновение радостных созидательных ощущений в этот момент. Нож - символ действия (насилия), но больше символ жертвы. Когда видишь мышь, в сознании всплывает кошка. Не наоборот.
Вспомнилась тоскливая картина. Девушка в троллейбусе. У неё высокий большой лоб с очень сильно натянутой, почти прозрачной, тонкой кожей. Родилось болезненное ощущение неосторожного прикосновения бритвы ко лбу и… треск… кожа лопается. Жертва рождает убийцу, Объект предполагает действие, причина - следствие. Это могло быть только в троллейбусе "Б" или "10" на Садовом Кольце - Круглом Лбе и в моём воображении, где взорвались кровавые внутренности кольца.

Всё соткано из противоречий. Если нож, то и камень, кость, непроницаемая преграда - не нежелательность, а невозможность, тоскливая и требующая, каменная, твёрдая, скрежещущая преграда, что-то тёмное и непроявленное, ячеистая дверь, набранная из множества твердолобых пустых шкатулок, в каждой из которых сидит тонкокожий Пиноккио.

Энергия заключена не в ноже, а в том, что вызывает действие - в прозрачном лбе Пиноккио.

Подглядывание. Оно подразумевает существование закрытого, абсолютно красного глаза или зашторенного чёрного, запёкшегося зеркала, содержащего множество двойников-пространств. Зеркало не запоминает и не регистрирует, а готово отражать, отталкивать и повторять, если только оно не красная запёкшаяся внутренность шкатулки, чёрная дыра.

Когда нож режет многослойный экран, на который проектируется изображение, то возникает аномальная, минусовая деструктивная форма, нечто спрятанное за каждым слоем. Получаемый каждый раз результат, является для манипулятора побуждением уничтожить его ради появления следующего. Субъект (манипулятор) и объект (меняющееся экранное изображение) непрерывно находятся в положении обоюдной провокативной безисходности.

Экран - это граница допустимого реального и неизвестного неожиданного. Когда уже привычное замещается на нечто новое, то существует малый момент времени, в котором мы ещё не можем идентифицировать его. Это не фиксируемый миг. Новое успевает отпечататься на сетчатке, но остаётся невидимым для сознания. Время мига асимптотически приближается к нулю и можно сказать, что мы не существуем в настоящем миге и не можем понять родившийся, хотя и предполагаемый, результат. Существует только предвосприятие, но нет восприятия. Нас нет ни сегодня, ни, тем более, вчера. Мы, лишь, предполагаем наше существование.

Всё, что уходит в прошлое можно поставить под сомнение, другими словами, предполагать прошлое сомнительно. Если скажут, что этого не было, ты сразу начнёшь сомневаться. Первый уровень сомнения -имея направленную на тебя фразу, "прокрутишь" факт перед глазами. Второй - ты не отбросишь возможности отсутствия факта, тем более, если говоривший был настойчив. Третий - ты представишь, что было, если факта не произошло на самом деле и допустишь его отсутствие. Четвёртый - у тебя начнёт отказывать память и ты начнёшь забывать этот факт. И так далее, до твоего самоутверждения в не важности, необязательности его существования, а значит отсутствии.

Контакт - пересадка сознания. Неосознанным, каменным, тёмным стремлением участников контакта является выращивание реципиента-мутанта, разрушение. Тайная цель манипулятора, то-есть, самоидентифицирующегося субъекта - это одновременное разрушение-создание и совершенные руины, как результат. Отсутствие всего во время не имеющего протяжённости мига можно назвать совершенными руинами. Жажда пустоты питает участников контакта.

Продолжая можно сказать, что вещи, продуцируемые в искусстве, есть пустая реальность, а то, что мы подразумеваем под всем вокруг нас, включая себя, - это разочарованная действительность, это притягательный страх пустоты, пропасти, дыры. Этот животный страх-притяжение, постоянно тлеющий внутри и вокруг нас, напоминает увлекающий в никуда мираж.

Проекция на экране - это, всего лишь, отражение луча, пронизавшего за мгновение до этого неравномерной прозрачности плёнку и несущего в себе набор теней разной плотности. Поэтому, я не могу точно сказать себе и никогда никому не смогу доказать, что видел человека, у которого был лоб с очень тонкой, сильно натянутой кожей.


1996, 1999г.г.

История | Проекты | Галерея | Участники | Пресса | Контакты
www.000webhost.com