"Точка", инсталляция Д. Демского.

Название у выставки - "Точка". Но видишь ты круг. Круг предметов, вытянувшихся в линию по периметру зала. Точка начала выбрана самим автором. Ею стала маленькая упаковка из папье-маше с просверленной в ней дыркой. От нее в обе стороны расходятся другие изображения и вещички, в основном, всякая мелочь. В одну сторону - все то, что связано с оптикой, со способностью зрения. В другую - с формой, с веществом. Чем дальше от начала, тем больше вещество теряет форму, маскируется, превращается во всеобщий остаток, в прах и хлопья пыли. Чем дальше от начала, тем слабее сила зрения. И когда взгляд упирается в непрозрачные коробочки, она, кажется, иссякает вовсе. Сказать, что эти коробочки прямо-таки "вещь в себе", язык не поворачивается (зато бумага терпит): слишком обыденны эти маленькие предметы. Пыль и коробочки оказываются рядышком, замыкают круг и противостоят начальной форме. Случайно или нет, но получилось, что "сгустившееся вещество пыли + коробки = упаковка из папье-маше". Можно было бы и не ходить кругами, потому что - ходи не ходи, а все равно остаешься в точке, с которой начал. Или в той, которой закончил. Можно все начинать по новой: собрать пыльные хлопья в коробки и… станет еще одним кругом больше. Тем, которого физически нет и в котором уже происходит чисто символическое действие.

Если все произошло именно так, значит зрителя "загрузили": человек начинает думать и чувствовать так, как не стал бы это делать, наткнувшись на те же самые предметы на улице. Это значит, что началось искусство - вроде бы ни с того, ни с сего. То ли потому, что все эти вещи автор сложил в предумышленный ряд (то есть, круг), то ли потому, что любой из нас именно так - рядами и кругами - думает и чувствует. На этом основано любое надувательство, любая идеология, не только столь хитроумная, как искусство. Вложи в нас модель, сделай так, чтобы она не выпала в самом начале, и мы еще долго будем вертеть ее в голове. А здесь модель простая и универсальная: ряд того, что можно видеть, и ряд того, с чем быть. Тело и чувства, реальность и сознание. Одно незаметно, легко переходит, подставляется под другое. То ли форма укладывается в коробочку слепого зрения, то ли коробочка, этот нулевой остаток способности видеть, подкладывается в ничтожное основание всего материального, то ли оба они коллапсируют друг в друге, оставляя совершенно свободным все прежде занятое пространство. Место освободилось, значит, оно тут же будет заполнено. Резко подскакивает символическое напряжение, и вот уже ты соучастник творческого акта. Ты тоже творец, и искусство - твое. Этот простой фокус искусство держит в страшной тайне, камуфлируя роскошью декоративных ухищрений. Но нужны они лишь для того, чтобы незаметно внушить идею или продать произведение. Без массированного воздействия, без шока прекрасным или безобразным, сделать это труднее: выше риск неудачи. Поле смыслов не должно слишком сильно выходить за пределы художественных форм, иначе зритель забудет о шедевре и возомнит себя автономным, самодостаточным автором (пресловутое: и я так нарисую). Потому художник умело заключает любую картину реальности в рамку. И оставляет за ее пределами многозначительную пустоту.

Запускать зрителя внутрь рамки, как это происходит в данной инсталляции, - большой риск. Градус реальности подскакивает до критической отметки: инсталляция дает зрителю слишком много, чтобы он еще и помнил об авторе. В нашем случае, автор неразумно отдает зрителю практически все. Вроде как вкладывает ему в карман сильнодействующий наркотик. Принял его - и нет возврата. Хотя - о чем это я? Этот наркотик всегда с нами, он наш, он - внутренний голос, суетливая болтовня, от которой нет пощады всю нашу жизнь. То, что цепляется за внешние вещи, делает их предлогом для собственного существования. Но предлог, по сути, и не нужен, потому что, прислушиваясь к журчанию внутреннего монолога, мы лелеем иллюзию того, что живем. Он и есть тот минимум, та первая точка, за которой уже нет возврата, нет свободы, но есть искусство. Сверх которого всё - только необязательные утехи профессионалов.

Владимир Левашов


Пресса:

Карнавальная "Точка".


Все галереи по-своему готовятся к встрече нового тысячелетия. Каким-то оно будет для искусства? Галерея "Escape" встречает Новый год выставкой Дмитрия Демского "Точка". Поскольку праздник этот во многом детский, то и выставка, на первый взгляд, тоже слегка ребячливая: объекты, из которых она состоит, сами по себе незначительны и чем-то напоминают коллекцию первоклассницы, старательно собирающей всякую чепуху - бархатные коробочки от маминых украшений, рваные бумажки, крошечную лампочку (которая при этом по настоящему горит!) и ее величают - "звезда".

Но все же это вовсе не сумбурная коллекция девочки-сороки, а серьезная, концептуально выстроенная выставка. Автор выбирает в качестве точки отсчета случайно найденный объект из папье-маше (чем-то напоминающий коробку из-под яйц, а также осиное гнездо), с проверченной в нем дыркой, через которую удобно наблюдать окружающий мир, а проще говоря - подглядывать. И что же там видно?

Направо пойдешь - увидишь "штуки", связанное со способностью видеть (например, изображенные телескопы). Налево пойдешь - встретишь что-то, связанное с формой, веществом, частицами реальности и одновременно - ее осознанием.

Сущность этой цепочки странных вещиц - скрыта и припудрена ( среди прочего выставлена реальная пыль и маска). Причем, чем дальше от "точки", тем "стекло", через которое как будто бы смотришь, - мутнее.

Заканчивается осмотр "Карнавальной ночью" - разглядеть которую нельзя из-за плохого качества видеозаписи (хотя - и незачем, каждый советский человек знает ее наизусть).

С НОВЫМ ГОДОМ!!!

20.12.00. Елизавета Морозова

История | Проекты | Галерея | Участники | Пресса | Контакты
www.000webhost.com